Ответственность генерального директора

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 февраля 2017 г. N Ф03-190/2017

 

Резолютивная часть постановления объявлена 14 февраля 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 17 февраля 2017 года.

Арбитражный суд Дальневосточного округа в составе:

Председательствующего судьи: Е.О. Никитина

Судей: Е.Н. Головниной, А.А. Шведова

при участии:

И.В. Жигалина (лично), Ю.Н. Побойникова, представителя по доверенности от 02.11.2016;

конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью "Жил-Комфорт-4" М.И. Галутво (лично);

рассмотрев в проведенном с использованием систем видеоконференц-связи судебном заседании кассационную жалобу Жигалина Игоря Вадимовича

на определение от 31.10.2016, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2016

по делу N А04-8992/2014 Арбитражного суда Амурской области

Дело рассматривали: в суде первой инстанции судья С.В. Башарина, в апелляционном суде судьи: И.Е. Пичинина, Т.Д. Козлова, А.В. Шевц

по заявлению конкурсного управляющего обществом с ограниченной ответственностью "Жил-Комфорт-4" Галутво Максима Ивановича

о привлечении Жигалина Игоря Вадимовича к субсидиарной ответственности и взыскании 26 549 136,39 руб., либо 30 613 830,76 руб.

в рамках дела о признании общества с ограниченной ответственностью "Жил-Комфорт-4" несостоятельным (банкротом)

Решением Арбитражного суда Амурской области от 07.05.2015 общество с ограниченной ответственностью "Жил-Комфорт-4" (ОГРН: 1082801003900, ИНН: 2801131489; место нахождения: 675000, Амурская область, г. Благовещенск, ул. Раздольная, 74; далее - ООО "Жил-Комфорт-4", общество, должник) признано несостоятельным (банкротом), конкурсным управляющим утвержден Галутво Максим Иванович.

В рамках настоящего дела о несостоятельности (банкротстве) общества, конкурсный управляющий Галутво М.И. обратился в арбитражный суд с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ, Кодекс), о привлечении Жигалина Игоря Вадимовича к субсидиарной ответственности на основании пунктов 2 и 4 статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве); просил, в случае привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по пункту 2 статьи 10 Закона о банкротстве, взыскать с Жигалина И.В. в пользу должника 26 549 136,39 руб., а в случае привлечения ответчика к субсидиарной ответственности по пункту 4 названной статьи Закона - 30 613 830,76 руб.

Определением от 31.10.2016 заявление конкурсного управляющего удовлетворено, Жигалин И.В. привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 30 613 830,76 руб.

Постановлением Шестого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2016 определение от 31.10.2016 оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Жигалин И.В. просит определение и апелляционное постановление отменить, в удовлетворении заявленных конкурсным управляющим требований отказать. В обоснование жалобы ее заявитель приводит следующие доводы: конкурсному управляющему бывшим руководителем должника была передана бухгалтерская документация общества за исключением расшифровки дебиторской задолженности; в соответствии с условиями агентских договоров заключенных должником с контрагентами, являющимися одновременно кредиторами общества, начисление и сбор платежей с населения осуществляли указанные организации и как такового вида отчета агентским договором для общества предусмотрено не было, таким образом, расшифровка дебиторской задолженности по каждому лицевому счету у Жигалина И.В. отсутствовала, и представить ее физически невозможно, в связи с чем обратиться необходимо к контрагентам ООО "Жил-Комфорт-4"; непредставление в адрес конкурсного управляющего контрагентами документов, являющимися одновременно кредиторами должника, является злоупотреблением правом, поскольку в данном случае отсутствие дебиторской задолженности по агентским договорам позволяет организациям - контрагентам ООО "Жил-Комфорт-4" скрывать задолженность перед должником, и увеличивать свои требования. Также заявитель кассационной жалобы полагает, что на 10.02.2012 учитывая оборот денежных средств по счету в Банке, отсутствовали основания для признания должника неплатежеспособным и, следовательно, отсутствовали основания для подачи руководителем заявления о банкротстве в суд.

В судебном заседании, проведенном в соответствии со статьей 153.1 АПК РФ путем использования систем видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Амурской области, Жигалин И.В. и его представитель поддержали доводы кассационной жалобы, настаивали на ее удовлетворении.

Конкурсный управляющий должником Галутво М.И. в отзыве на кассационную жалобу, в судебном заседании, не согласился с изложенными в ней доводами, просил оставить обжалуемые судебные акты без изменения.

Заслушав лиц, явившихся в судебное заседание, изучив материалы дела, проверив законность определения от 31.10.2016 и постановления от 22.12.2016, с учетом доводов кассационной жалобы и отзыва на нее, Арбитражный суд Дальневосточного округа считает, что предусмотренных статьей 288 АПК РФ оснований для их отмены (изменения) не имеется.

Как установлено арбитражными судами из материалов дела, ООО "Жил-Комфорт-4" зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы России N 1 по Амурской области 21.04.2008 за основным государственным регистрационным номером 1082801003900 с основным видом деятельности - управление эксплуатацией жилого фонда, и различными видами дополнительной экономической деятельности.

Руководителем ООО "Жил-Комфорт-4" являлся Жигалин И.В., что подтверждается выпиской из ЕГРЮЛ и приказом о вступлении в должность от 14.04.2008, который исполнял свои обязанности до принятия решения о признании общества банкротом и утверждении конкурсного управляющего.

Ссылаясь на необращение Жигалина И.В. в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом; неисполнение им обязанности по передаче документов бухгалтерского учета и (или) отчетности; недобросовестное исполнение им обязанности по выявлению должников, и невзысканию дебиторской задолженности в течение длительного периода времени, приведшее к банкротству общества, конкурсный управляющий Галутво М.И. обратился в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Согласно положениями части 1 статьи 223 АПК РФ, статьи 32 Закона о банкротстве дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным названным Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).

Пунктом 1 статьи 10 Закона о банкротстве предусмотрено, что в случае нарушения руководителем должника или учредителем (участником) должника, собственником имущества должника - унитарного предприятия, членами органов управления должника, членами ликвидационной комиссии (ликвидатором), гражданином-должником положений настоящего Федерального закона указанные лица обязаны возместить убытки, причиненные в результате такого нарушения.

В силу абзаца второго пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве (в применяемой редакции), руководитель должника или индивидуальный предприниматель обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, в том числе в случае, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами; обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника.

В соответствии с пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве заявление должника должно быть направлено в арбитражный суд в случаях, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, в кратчайший срок, но не позднее чем через месяц с даты возникновения соответствующих обстоятельств.

На основании пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве нарушение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 названного Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых Федеральным законом возложена обязанность по принятию решения о подаче заявления должника в арбитражный суд и подаче такого заявления, по обязательствам должника, возникшим после истечения срока, предусмотренного пунктами 1 и 2 статьи 9 данного Федерального закона.

В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности, предусмотренной пунктом 2 статьи 10 Закона о банкротстве, входит установление следующих обстоятельств: 1) возникновение одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона; 2) момент возникновения данного условия; 3) факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия; 4) объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Из содержания приведенных выше норм Закона о банкротстве, принимая во внимание положения статьи 65 АПК РФ, прямо следует, что доказыванию подлежат не только точные даты возникновения перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве обстоятельств и возникновение у соответствующего лица обязанности подать заявление о банкротстве должника, но также и точная дата возникновения обязательства, к субсидиарной ответственности по которому привлекается лицо из перечисленных в пункте 2 статьи 10 Закона о банкротстве оснований.

Арбитражными судами установлено, что вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Амурской области от 02.02.2012 по делу N А04-5075/2011 с ООО "Жил-Комфорт-4" в пользу общества с ограниченной ответственностью "Энергокомфорт" взыскана задолженность за услуги водоснабжения и водоотведения за период с 01.04.2011 по 31.08.2011 в сумме 1 522 521,70 руб., неустойка, начисленная за период с 11.05.2011 по 25.01.2012 в размере 199 054,87 руб., всего 1 721 576,57 руб. Из содержания указанного решения следует, что по состоянию на 10.09.2011 у ООО "Жил-Комфорт-4" имелась задолженность, превышающая 100 000 руб., непогашенная в течение трех месяцев.

По данным финансового анализа ООО "Жил-Комфорт-4", проведенного арбитражным управляющим: ликвидность баланса в 2012-2014 годах характеризуется как недостаточная; платежный недостаток наиболее ликвидных активов для покрытия наиболее срочных обязательств сохраняется на протяжении всего анализируемого периода 2012-2014 годов; краткосрочная задолженность увеличивалась более высокими темпами, чем денежные средства; коэффициент абсолютной ликвидности не соответствует нормальному значению. Значения близкие к нулю и нулевые в 2012-2014 годах свидетельствуют о низких показателях статей наиболее ликвидных активов (краткосрочных финансовых вложений и денежных средств); должник не имел возможности своевременно погашать кредиторскую задолженность на протяжении всего периода 2012-2014 годов; наличие активов третьей группы (дебиторская задолженность, денежные средства) имеет условный характер, так как фактическое их наличие не подтверждено первичной документацией; сделан вывод о том, что в анализируемый период 2012-2014 годов большинство показателей баланса в активной его части уменьшалось на протяжении всего периода исследования. Наряду с этим наблюдается уменьшение валюты баланса, предприятие не обладает собственными источниками средств, темпы прироста дебиторской и кредиторской задолженности не уравнивают друг друга, дефицит собственных средств очевиден.

На основании изложенного, арбитражные суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что по состоянию на 10.09.2011 у должника имелись признаки неплатежеспособности, предусмотренные статьями 2, 4 и 33 Закона о банкротстве, в связи с чем в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 9 названного Закона, Жигалин И.В. как руководитель общества обязан был в период до 10.01.2012 обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом.

Поскольку указанную обязанность Жигалин И.В. не исполнил, суды правильно указали на наличие оснований для привлечения его к субсидиарной ответственности по пункту 2 статьи 10 Закона о банкротстве по обязательствам должника, возникшим после 10.01.2012.

При этом апелляционный суд, верно, отметил, что определяя размер субсидиарной ответственности в размере 26 549 136,39 руб., суд первой инстанции исходил из сумм обязательств должника, возникших после указанной выше даты, основываясь на датах судебных актов о взыскании соответствующих сумм, однако, дата судебного акта не совпадает с датой возникновения обязательства; из представленных в дело судебных решений о взыскании задолженности следует, что часть задолженности возникла ранее 10.01.2012. Вместе с тем, неверное определение судом размера ответственности за несвоевременное обращение в суд с заявлением о банкротстве должника не привело к неправильному судебному акту.

Довод кассационной жалобы заявителя о том, что на 10.02.2012, учитывая оборот денежных средств по счету в Банке, отсутствовали основания для признания должника неплатежеспособным и, следовательно, отсутствовали основания для подачи руководителем заявления о банкротстве в суд, противоречит установленным обстоятельствам дела, в связи с чем подлежит отклонению.

Также, обращаясь с рассматриваемым заявлением, конкурсный управляющий в качестве основания для привлечения к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника Жигалина И.В., сослался на пункт 4 статьи 10 Закона о банкротстве.

В пункте 4 статьи 10 Закона о банкротстве (в применяемой редакции) установлено следующее.

Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств: причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в статьях 61.2 и 61.3 настоящего Федерального закона; документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы.

Вышеприведенные положения Закона о банкротстве применяются в отношении лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов бухгалтерского учета и (или) бухгалтерской (финансовой) отчетности должника.

Контролирующее должника лицо, вследствие действий и (или) бездействия которого должник признан несостоятельным (банкротом), не несет субсидиарной ответственности, если докажет, что его вина в признании должника несостоятельным (банкротом) отсутствует. Такое лицо также признается невиновным, если оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

Предусмотренная пунктом 4 статьи 10 Закона о банкротстве ответственность, соотносится с нормами об ответственности руководителя за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций, организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности (пункт 1 статьи 6, пункт 1 статьи 7, статья 29 Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон о бухгалтерском учете) и обязанностью руководителя должника в установленных случаях предоставить арбитражному управляющему бухгалтерскую документацию (пункт 3.2 статьи 64, пункт 2 статьи 126 Закона о банкротстве). Данная ответственность направлена на обеспечение надлежащего исполнения руководителем должника указанных обязанностей, защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, через реализацию возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления к третьим лицам исков о взыскании долга, исполнении обязательств, возврате имущества должника из чужого незаконного владения и оспаривания сделок должника.

Кроме того, названная ответственность, является гражданско-правовой, и при ее применении должны учитываться общие положения глав 25 и 59 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве. Помимо объективной стороны правонарушения, связанной с установлением факта неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации, необходимо установить вину субъекта ответственности, исходя из того, приняло ли это лицо все меры для надлежащего исполнения обязательств по ведению и передаче документации, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота (пункт 1 статьи 401 ГК РФ).

В силу пункта 2 статьи 401, пункта 2 статьи 1064 ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, привлекаемым к субсидиарной ответственности.

Исходя из разъяснений, изложенных в пункте 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ", при разрешении споров, связанных с ответственностью учредителей (участников) юридического лица, признанного несостоятельным (банкротом), собственника его имущества или других лиц, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеют возможность определять его действия, суд должен учитывать, что указанные лица могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. К числу лиц, на которые может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания, и т.п.

Следовательно, для привлечения лица к субсидиарной ответственности необходимо установить факт неисполнения обязательства по передаче документации либо отсутствия в ней соответствующей информации, вину субъекта ответственности и причинно-следственную связь между отсутствием документации (несвоевременным предоставлением) и невозможностью формирования конкурсной массы (формирования не в полном объеме) и, как следствие, неудовлетворение требований кредиторов.

Из материалов дела следует, что 15.05.2015 конкурсным управляющим в адрес Жигалина И.В. направлено уведомление об открытии конкурсного производства, а также запрос о представлении документов и сведений в отношении хозяйственной деятельности ООО "Жил-Комфорт-4".

26.05.2015 от Жигалина И.В. в адрес конкурсного управляющего поступило письмо с просьбой отсрочить предоставление указанной информации в связи с нахождением главного бухгалтера в очередном отпуске.

Ввиду того, что по состоянию на 25.06.2015 запрошенные документы и сведения от бывшего руководителя должника не поступили, конкурсный управляющий обратился в суд с соответствующим ходатайством об истребовании доказательств.

Определением от 25.06.2015 суд обязал Жигалина И.В. в пятидневный срок с даты вынесения определения передать конкурсному управляющему Галутво М.И. по акту бухгалтерскую и иную документацию должника, материальные и иные ценности, печати, штампы.

29.07.2015 конкурсному управляющему переданы учредительные документы, выписка из ЕГРЮЛ по состоянию на 25.12.2014, печати, исполнительные листы в количестве 11 штук.

Поскольку документы были представлены не в полном объеме, в частности отсутствовала расшифровка дебиторской задолженности, конкурсный управляющий обратился в суд для принудительного исполнения определения от 25.06.2015.

Арбитражным судом выдан исполнительный лист от 04.05.2016 серии ФС N 012613755, который направлен на исполнение в Специализированный отдел по исполнению особо важных исполнительных документов УФССП России по Амурской области.

Сведения об окончании исполнительного производства в материалах дела отсутствуют.

Между тем отсутствие документов надлежащего учета активов должника, в частности, отсутствие сведений о размере и составе прав требования к населению за услуги ЖКХ является препятствием для формирования конкурсной массы.

Жигалин И.В. в свою очередь, в нарушение статьи 65 АПК РФ не представил доказательств добросовестного поведения в части учета активов должника, что позволило бы конкурсному управляющему проводить работу по взысканию дебиторской задолженности.

Таким образом, установив, что документы бухгалтерской и иной документации конкурсному управляющему в нарушение положений законодательства о банкротстве руководителем ООО "Жил-Комфорт-4" переданы не в полном объеме, что препятствовало установлению имущества должника в целях формирования конкурсной массы и повлекло невозможность удовлетворения требований конкурсных кредиторов, а также приняв во внимание, что доказательств исполнения бывшими руководителем должника обязанности по сбору, составлению, ведению и хранению указанных документов и их передачи конкурсному управляющему не представлено, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о наличии оснований для привлечения Жигалина И.В. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника на основании пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве в сумме 30 613 830,76 руб., составляющей размер включенных в реестр требований кредиторов 29 798 199,39 руб. и 815 631,37 руб. по текущим платежам.

Оснований для переоценки сделанных судами выводов в материалах дела не имеется, доказательств их опровергающих не представлено.

Доводы заявителя кассационной жалобы об отсутствии у него обязанности по предоставлению расшифровки дебиторской задолженности, приведенные со ссылкой на наличие обязанности по сбору платежей у контрагентов по заключенным им агентским договорам, аналогичны доводам его апелляционной жалобы и обоснованно отклонены судом апелляционной инстанции как противоречащие Закону о бухгалтерском учете в части организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов руководителем экономического субъекта.

Как верно отмечено судами, факт заключения должником агентских договоров: с обществами с ограниченной ответственностью "Благовещенский Расчетно-кассовый центр" от 01.05.2014 N 240, с "Энергокомфорт" от 01.05.2012, с "Расчетно-сервисный центр" от 03.07.2011, с публичным акционерным обществом "ДЭК" от 01.10.2014, об осуществлении деятельности по приему и расчету платежей физических лиц не свидетельствуют о возможности получения информации о правах требования к гражданам за услуги ЖКХ у третьих лиц; из текста указанных договоров, следует, что именно ООО "Жил-Комфорт-4" предоставляет агентам первичные документы и информацию о плательщиках, данных МКД, начислении платы и т.п. Также ООО "Жил-Комфорт-4" обязуется уведомлять и предоставлять информацию об изменениях фактических данных необходимых для начисления и сбора платы за ЖКУ, тарифах и т.п.

Также судами установлено, что в период с 2011 по 2015 годы ответчиком, как руководителем ООО "Жил-Комфорт-4", должным образом не проводилась работа по взысканию дебиторской задолженности должника, исполнительные листы, переданные конкурсному управляющему 29.07.2015 главным бухгалтером общества, не были направлены на исполнение, что также свидетельствует о недобросовестном поведении Жигалина И.В. при осуществлении полномочий руководителя ООО "Жил-Комфорт-4". При этом конкурсным управляющим предпринимались меры по получению юридически важной информации у агентов посредством истребования информации в судебном порядке, но документы позволяющие сформировать и подтвердить права требования к гражданам за ЖКУ не представлены.

Более того, в материалы дела также представлены доказательства обращения конкурсного управляющего ООО "Жил-Комфорт-4" Галутво М.И. в суды общей юрисдикции с соответствующими исками о взыскании с граждан задолженности за содержание и техническое обслуживание жилых многоквартирных домов, которые были возвращены судами в связи с неустранением недостатков, послуживших основанием для оставления исковых заявлений без движения (истцу предлагалось представить подробный расчет предъявленной к взысканию задолженности, с указанием ежемесячных сумм начислений, производимой оплаты и размера применяемого тарифа, а также документы, подтверждающие установление тарифа в указанном расчете размере - договор, протоколы общих собраний).

Переданные ответчиком конкурсному управляющему договоры управления многоквартирными домами и протоколы собрания собственников многоквартирных домов, не содержат сведений о тарифах (размерах платы за оказываемые услуги), которые необходимы для установления размера задолженности собственников жилых многоквартирных домов и взыскания дебиторской задолженности. Представленные ответчиком сведения о задолженности граждан перед ООО "Жил-Комфорт-4", не приняты судом первой инстанции в качестве надлежащих доказательств по делу, ввиду отсутствия в них соответствующих подписей, печатей/штампов уполномоченных лиц.

Довод кассационной жалобы о злоупотреблении контрагентами общества правом, также подлежит отклонению, ввиду отсутствия соответствующих данному утверждению доказательств.

Выводы судов соответствуют имеющимся в деле доказательствам, установленным фактическим обстоятельствам и основаны на правильном применении норм права. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену судебных актов по безусловным основаниям, судами первой и апелляционной инстанций не допущено.

При таких обстоятельствах обжалуемые определение и постановление судов отмене, а кассационная жалоба удовлетворению, не подлежат.

Поскольку подпунктом 12 пункта 1 статьи 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации оплата государственной пошлины за подачу кассационной жалобы на определение и постановление судов принятых в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) по заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности не предусмотрена, уплаченная по чеку-ордеру от 29.12.2016 N 875114 государственная пошлина, подлежит возврату заявителю.

Руководствуясь статьями 286 - 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Дальневосточного округа

постановил:

определение от 31.10.2016, постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2016 по делу N А04-8992/2014 Арбитражного суда Амурской области оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Возвратить Жигалину Игорю Вадимовичу из федерального бюджета государственную пошлину по кассационной жалобе в размере 3 000 руб., уплаченную по чеку-ордеру от 29.12.2016 N 875114.

Выдать справку на возврат государственной пошлины.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Председательствующий судья

Е.О.НИКИТИН

Судьи

Е.Н.ГОЛОВНИНА

А.А.ШВЕДОВ